Меню
Статья Любови Тихомировой

Огнедышащая Мать

Мы свято убеждены, что орать на детей и тем более поднимать на них руку ни в коем случае нельзя. И всё-таки мы делаем это…
- Что ты копаешься?! Быстрее!
- Ну что тут непонятного?! В сотый раз объясняю!
- Вот так надо!
- НЕТ! Я запрещаю!
- Прекрати немедленно!
- Сядь спокойно!
- Заткнись, я сказала!!! Тихо!
- Как ты смеешь?!
- Я тебе сейчас устрою!!!
- Когда это всё кончится?!
- НЕНАВИЖУУУ! Я больше не могууу! ААААААА!

Кто это орёт? Неужели я? Неужели опять? Когда это началось? Не помню.

Моё раздражение нарастало, но я не замечала этого. Я тороплюсь. Я бегу по улице и тащу за собой ребёнка. Мы опаздываем. На детский праздник… на занятие… к врачу… сдать анализы… на комиссию, консилиум, проверку… предстоит МРТ, операция…
Он упирается, он не слушается, ведёт себя странно, он требует соблюдения ритуалов: «Я первый нажму на кнопку!», «Надо вернуться и пойти как всегдааа!!!», «Не наступай на желтые полоски!».

Я сжимаю зубы. Я позволяю лифту закрыться, чтобы ребенок вызвал его сам. Я иду другим, долгим, но зато привычным ему маршрутом. Я возвращаюсь наверх и снова спускаюсь в метро, старательно перешагивая через желтые полоски, обозначающие край ступеньки. Мы опаздываем ещё сильнее.

В транспорте ребенок трясет руками, бьет себя по голове, повторяет одно и то же в сотый раз. На нас косятся. Я стараюсь не смотреть по сторонам. Я отключаюсь от происходящего и думаю о том, что будет там, куда мы едем. Я нервничаю. Мне страшно. Мне стыдно и за себя, и за ребенка… И за сейчас и за то, что нас ждёт там... сегодня, и завтра, и всегда… Нет, я гоню прочь эти мысли. Я прогоняю эти чувства. Я стараюсь сосредоточиться на том, что я ещё должна сделать сегодня.

Стараюсь не думать о том, что я дико устала. Не выспалась и толком не поела - кусок в горло не лез. Всю ночь я прокручивала в голове вопросы, которые остались без ответов. Мне непонятно, что делать. Я засыпала под утро от бессилия. Я не позволяю себе жалеть себя, от этого мне ещё хуже. Я даже не могу плакать. Проснулась от того, что орала во сне. Злюсь на себя. Утром пыталась позаниматься с ним тем, что рекомендовали специалисты. Он ничего не понимает, у него не получается! У меня не получается! И всё-таки я сдержалась, не кричала на него, улыбалась и терпеливо объясняла. Потом я позвонила свекрови и попросила помочь. Она сказала: «это твой ребенок. Запомни, кроме тебя он никому не нужен и никогда не будет нужен». И я снова сдержалась, проглотила ком и вежливо попрощалась. Я ж #героическая_мама.

И даже в метро я не орала. Уговаривала сына вести себя прилично. А сейчас я ору. Мы вернулись домой, остались с ним наедине, и… какая-то мелочь меня добила… Я ору. И самое страшное, что мой крик на него не действует… он продолжает… И это вызывает у меня еще больше гнева. Всё, я готова его ударить!

Уфффф…

Знакомо? Надеюсь, что нет, и это всё не про вас. Очень надеюсь.

Однако, для меня и сотен мам «особых» детей, с которыми я общалась и работала, это реальность. Все умницы и красавицы, с высшим образованием и не с одним, с громадным жизненным опытом и мудростью, прочли тонны книг и статей по воспитанию детей, по психологии, теории привязанности, нейропсихологии, АВА-терапии, DIR/Floortime и т.п. Мы свято убеждены, что орать на детей и тем более поднимать на них руку ни в коем случае нельзя. И всё-таки мы делаем это… а потом - стыд, вина, отчаяние, бессилие.

Кто это был на моём месте? Откуда появилась эта «Огнедышащая Мать», полыхающая гневом? Почему мой рот изрыгал эти страшные слова? Почему весь мой жизненный опыт, правильные советы из книг и даже долгие разговоры с психологами и другими умными людьми не спасают меня от этих приступов гнева? И можно ли что-то с этим сделать? Именно СДЕЛАТЬ? Можно. Подробности в записи вебинара «Огнедышащая мать».