Открыть меню
Статья Любови Тихомировой

РЕБЕНКУ ПОСТАВИЛИ СТРАШНЫЙ ДИАГНОЗ:
ЧТО ПРОИСХОДИТ С РОДИТЕЛЕМ?

Взгляд изнутри и снаружи - мамы особого ребёнка и психолога, помогающего родителям и специалистам.
Наша психика не выносит неопределенности...
Дети болеют. Это нормально. ОРЗ и ОРВИ, ветрянка, паротит, даже менингит, корь и скарлатина –диагнозы неприятные, но не очень страшные – есть понятное лечение, и от них обычно довольно быстро выздоравливают.

А бывают диагнозы по-настоящему страшные:

  • они выглядят как фамилия после слова «синдром» - Дауна, Ретта, Вильямса, Смита-Магениса, Стивена-Джонсона и т.п.
  • или как аббревиатуры: ДЦП, УО, ЗПР, ЗПРР, СДВГ
  • или как знакомые всем слова вроде «аутизм», «шизофрения», «имбецильность», «лейкемия», «лимфома» и т.п.
  • или как никому неизвестные и от этого ещё более пугающие слова редчайших заболеваний.

Я очень мало встречала людей (но они есть), которые не испугались, услышав такие диагнозы по отношению к себе, своим родным, а главное – своим детям. Испуг. Шок. Ступор. Почему? Ответ очевиден – первые ассоциации, которые приходят вместе с этими словами: «навсегда», «урод», «страдание», «боль», «сумасшедший», «смерть» и многие другие не лучше.

Узнать такое про своего ребёнка, тем более для людей, выросших в агрессивном, не толерантном обществе – это горе. Горе – это состояние, в которое попадает человек, когда теряет что-то очень важное для себя.

В случае постановки страшного диагноза ребёнку человек часто теряет всё или что-то из этого:

ОЩУЩЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ, попадает в переживание опасности жизни ребёнка и своей собственной;

ОЩУЩЕНИЕ СТАБИЛЬНОСТИ И ОПРЕДЕЛЁННОСТИ, вот только что всё было понятно и вдруг неожиданно ситуация изменилась, изменилась резко и кардинально, в ней появились новые неизвестные данные, много неизвестных!

ОБРАЗ БУДУЩЕГО, попадает в состояние неопределенности будущего, ещё вчера мы что-то планировали, мечтали, собирались, а теперь как дальше-то?

ОБРАЗ СЕБЯ, СВОЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ. Например, такую: «я – родитель здорового ребёнка», «я – хороший родитель», «я – благополучный успешный человек», «я – тот, кто может справиться с любой ситуацией», «я – тот, кто никогда не унывает» и даже «я – тот, кому всегда везёт» и т.д. Самые разные могут быть идентичности, которые страдают при столкновении со страшным диагнозом. Об идентичности «родитель ребёнка-инвалида» или «родитель смертельного больного ребёнка» и даже об идентичности «родитель недоношенного ребёнка» никто из нас никогда не мечтал и не прикидывал её на себя. Принять такую роль очень тяжело и страшно. Отказаться от прежней идентичности – горько, жутко.

Если человек что-то потерял, он начинает горевать. Исследователи говорят о том, что процесс горевания включает в себя такие стадии как Отрицание, Гнев, Торг, Отчаяние/Печаль, Принятие. Их прохождение не обязательно идёт в таком порядке. Мы сейчас не будем углубляться в теорию.
Ведь если человек переживает горе, ему не до сложной теории, не до умных слов. Ему очень трудно сохранять спокойствие и трезво оценивать ситуацию, выбирать разумные шаги. Человек теряет способность мыслить критически и начинает метаться в поисках опровержения диагноза или «волшебной таблетки», которая быстро избавит его ребёнка от этого ужасного диагноза.

Это нормально! Наша психика не выносит неопределенности, то есть не может находиться в ней длительное время, всегда стремится найти опору, стабильность, ясность и выход, решение, план действий.

Чем более неожиданным для человека оказалось известие о диагнозе, чем он менее четкий, чем меньше ясности в лечении и прогнозах, тем выше вероятность того, что известие станет для родителя шоковым и будет воспринято его психикой как травматичное. Основная эмоция в таком случае - страх. Страх за жизнь ребёнка (сейчас и в будущем) и свою собственную с таким ребёнком. Этот страх – животный ужас. Такой сильный страх отключает или ослабляет функции лобных долей головного мозга, которые отвечают за планирование. Управление перехватывает более древняя, а значит, более сильная часть мозга – лимбическая система и #Тётушка_Амигдала, у которой только 3 варианта действий: бей, беги или замри.

Человек, переживающий шок, впадает в одно из этих состояний или в каждое из них попеременно. Как это проявляется?

БЕЙ: человек реагирует на слова и действия окружающих и на события агрессивно, чрезмерно и не адекватно ситуации, любая мелочь вызывает у него раздражение или вспышку агрессии, или слёзы, рыдание, с которым сложно справиться.

БЕГИ: человек пытается уйти от проблем и непосильных задач, как будто сбежать, спрятать голову в песок «ничего не хочу знать, не хочу ничего решать, хочу уснуть и проснуться, а весь этот ужас исчез» или физически сбегает – из семьи, от ребёнка, в собственную болезнь и беспомощность.
Или наоборот, включается в бурную хаотическую деятельность – срочно, быстрее, спасать, бежать, время уходит! Человека швыряет из стороны в сторону, он мечется в панике между врачами, знахарями, остеопатами, гомеопатами, разными специалистами и шарлатанами, продаёт имущество, влезает в колоссальные долги, чтобы оплатить услуги всех этих людей, иногда мечется по всему миру, неразумно растрачивая все свои ресурсы и ресурсы семьи.

ЗАМРИ: человек как будто выключается из происходящего, слабо реагирует на внешние раздражители, если его настойчиво теребить, отвечает «а? что? ага». Телом он здесь, а мыслями где-то далеко/глубоко или нигде, в звенящей пустоте.

По этим признакам вы можете определить, что у человека шок или пост-шоковое состояние, в котором он застрял. Ему необходима помощь, желательно помощь профессиональных психологов, умеющих работать с шоковой травмой. Окружающим важно понимать, что главное, в чём нуждается человек, находящийся в таком состоянии – в возвращении спокойствия, устойчивости и возможности ясно мыслить и принимать взвешенные решения. Обращаться к его логике, взывать к голосу разума, пытаться что-то объяснить и в чем-то (пере)убедить довольно сложно – высшие психические функции ослаблены, т.к. лимбическая система включила на полную мощность сирену SOS! ALARM! Вы сами сможете быть спокойным, ясно мыслить и принимать разумные решения в помещении, в котором воет пожарная сирена и мигают аварийные лампочки? А если вы в этом помещении заперты вот уже месяц, год, несколько лет? Представили? Какая главная задача в такой ситуации? Правильно. Отключить сирену и лампы.

Для того чтобы это сделать, нужно обращаться не столько к разуму, сколько к телу. Только всё тело целиком является более мощным нашим партнёром, способным успокаивать лимбическую систему, то есть противостоять древним структурам нашего же головного мозга и возвращать нам контроль и способность ясно мыслить.

Поэтому человеку важно прийти в максимально возможное на данный момент спокойное состояние прежде, чем принимать какие-то решения, связанные с ребёнком. И главная задача помогающего специалиста (врача, психолога, другого профессионала) или близкого, находящегося рядом, помочь родителю вернуться в состояние спокойствия.

Помимо страха, родители испытывают много других тяжелых переживаний. Подробнее о них и о том, как можно помочь, в видео-рассказе о концепции помощи родителям "особых" детей проекта "Особый ресурс", которую мы назвали "Выход из Лабиринта Бессилия".

Запись вебинара Любови Тихомировой "Лабиринт бессилия"

Обязательно посмотрите наше видео по теме!