Меню
Статья Любови Тихомировой

"У МЕНЯ ВСЁ ПОД КОНТРОЛЕМ!"

...В попытке оградить детей от всех бед родители включают гиперконтроль...
- Где ты? Что ты делаешь? Зачем? А потом? Что мы будем делать? Что ты будешь делать? Куда? А там что? А это как? Нет, ты мне сначала расскажи, покажи, объясни. Мне надо подумать. Мне надо подготовиться. Лучше не ходи туда. И я не пойду. Будем делать это, а этого делать не будем.

КОНТРОЛЬ - действия субъекта, направленные на предотвращение нежелательного влияния на него внешней среды или защиты другого субъекта. Вполне естественные действия, проистекающие из естественного здорового желания - защититься от нежелательного, болезненного, насильственного и защитить других.

Чем же он отличается от гиперконтроля? ГИПЕРКОНТРОЛЬ - попытка субъекта раз и навсегда защититься и защитить другого от всех нежелательных влияний снаружи и изнутри.

Чувствуете разницу? Раз и навсегда. От всех. Приставка «гипер» говорит о чрезмерности. Нам свойственно желание защищаться, это позволяет нам сохранять себя. Свойственно защищать потомство и других людей, это позволяет нам сохранять свой род и человечество как вид. Это хорошо, здорово, это работает. Проблема возникает вместе с чрезмерностью и зацикленностью. Зацикленность на контроле - на том, чтобы проверить, перепроверить и изо всех сил удерживать, управлять, направлять - говорит о проблеме.

Откуда же появляются чрезмерность и зацикленность?

Я люблю размышлять и рассуждать о родительской роли, поэтому предлагаю рассмотреть гиперконтроль на примере родительства. Когда мы становимся родителями, у нас возникает естественное желание, чтобы наши дети были здоровы, счастливы и благополучны. Мы любим их. Любовь - желание самого лучшего для любимого человека, стремление сделать ему как можно лучше, готовность заботиться о нём, отдавать ему то, что у нас есть, ставить его интересы превыше своих. Мы хотим оградить наших детей от болезней, страданий, боли, зла и насилия. Мы беспокоимся за их жизнь, здоровье, благополучие. Иногда мы беспокоимся слишком сильно и не столько за настоящее, сколько за будущее наших детей и за своё собственное будущее с такими детьми. Иногда наше беспокойство основано на реальности, на опасности, которая угрожает ребёнку или нам прямо сейчас и она объективно существует. В этом случае мы испытываем страх и мобилизацию и по мере сил решаем проблемы, справляемся с угрозой, берём ситуацию под контроль настолько, насколько это в наших силах.

Но бывает так, что явной угрозы благополучию прямо сейчас нет, а сильнейшее беспокойство почему-то есть и отнимает силы, или повод для беспокойства есть, а мы его почему-то раздуваем до космических масштабов, видим его огромным и требующим чрезмерного напряжения сил.

Такое сильнейшее беспокойство, выраженное на всех уровнях - телесном, эмоциональном, мыслительном - называется ТРЕВОГА.

Крайне дискомфортное состояние смутного страха в отсутствие видимой угрозы, когда угроза ощущается одновременно нигде и везде, что может вызывать неприятные телесные симптомы (головокружение, тошнота, слабость, учащенное сердцебиение и т.п.), переживания (например, смутный страх, стыд, вина, тоска, отвращение) и мысли («случится что-то ужасное», «всё будет плохо»). Когда мы испытываем такое гадкое состояние, мы естественно пытаемся с ним справиться: вернуть себе ясность, подавить тошноту, заставить ослабевшее тело слушаться, а лёгкие - как-то дышать; пытаемся подавить эмоции и отогнать прочь мысли. И конечно, попав в подобное тревожное состояние хоть раз, мы пытаемся всеми силами избежать его возвращения. Да мы ни о чём другом думать не можем!

Так появляется ГИПЕРКОНТРОЛЬ. В тревоге много чрезмерности, значит, и справляться с ней приходится с помощью чрезмерного, тотального контроля.

Бывает, родители очень сильно тревожатся за своих детей, боятся, как бы с ними чего не случилось. Если вы родитель особого ребенка, тогда вероятность тревоги за него увеличивается в разы, ведь объективные проблемы у него точно есть. Мы пытаемся контролировать своё физическое состояние - ноги ватные, но надо идти, сдавливание в груди - надо как-то дышать. Пытаемся контролировать здоровье ребёнка, чтобы он никогда и ничем не болел, его поведение - чтобы ничего не натворил, пытаемся всеми силами обучить его тому, что должно с гарантией обезопасить его в будущем. Пытаемся контролировать других людей, которые могут причинить нам и нашим детям страдания, сказать или сделать нам что-то неприятное - надо следить за ними и предупредить нападение.

Бездна энергии уходит! Ведь мы пытаемся контролировать то, что вообще-то не поддается контролю - тело, мысли, эмоции, поведение ребёнка, его физическое и эмоциональное состояние, а ещё вдобавок мысли, эмоции и действия всех окружающих нас людей. Приходиться держать круговую оборону внутри и снаружи 24 часа в сутки от себя и окружающих. Это же невероятно энергозатратно!

Если наша любовь смешана с тревогой, со страхом непонятной опасности, угрожающей со всех сторон, тогда в попытке оградить детей от всех бед раз и навсегда, родители включают гиперконтроль. Как же отличать настоящую заботу, истекающую из любви, от гиперконтроля, происходящего от тревоги?

Гиперконтроль

1. Настойчивое неукротимое желание «впихнуть» своё - мнение, способ действия, подменить своей целью цели ребёнка или другого любимого вами человека, оказать ему помощь, не уточнив предварительно, нужна ли она и если нужна, то в какой форме, дать непрошеный совет и т.п.

«Тебе надо сделать вот это! Ни в коем случае не делай этого! Дай, я тебе покажу. Делай, что я сказал(а)».

Одна из разновидностей гиперконтроля - гиперопека «Дай, я сам(а) за тебя сделаю, ты ж всё неправильно сделаешь», «Ну как ты это делаешь, тебе же неудобно! Надо вот так….».


2. Сильное раздражение в ответ на сопротивление вашей помощи, отказ принять ваше мнение, «слушаться», делать по-вашему.

«Ах ты так? Не хочешь меня слушать?!»

3. Из этого раздражения и тревоги рождается стремление навязать-таки свою волю любой ценой, которое проявляется в таких действиях как:

  • давление, приказы «делай что я сказал(а)!»
  • запугивание «если ты меня не послушаешь, тебе же хуже будет!» «как ты жить-то дальше будешь?!» «делай или будешь наказан(а)!»
  • шантаж «ещё 5 ложек супа и получишь конфету»
  • обвинение «совсем меня не жалеешь… не думаешь о себе… не заботишься о своём здоровье/будущем… сплошная неблагодарность от тебя! и это после всего, что я для тебя сделал(а)?!»
  • унижение, обесценивание «и как тебе не стыдно! неблагодарный, чёрствый, ужасный, дрянной ребёнок/человек! Ты просто дура(к), раз меня не слушаешь!»

В общем, как любила говорить моя мама, оборачивая свою гиперопеку в шутку: «Пей кефир, чтоб ты сдох, тебе надо поправляться!».

Если вы узнали себя или своих близких в описании, не расстраивайтесь, пожалуйста. Помните, что в основе этих фраз лежит не ваша или чья-то «плохость» (нет плохих людей! у любого проявления есть причина), а гиперконтроль - то есть желание защититься от тревоги, от нежелательного влияния снаружи и изнутри раз и навсегда. Именно стремление раз и навсегда избавиться от насилия и боли заставляет нас причинять боль себе и окружающим, насиловать себя и других.

Тревога - это ещё и попытка изменить будущее, изменить сейчас то, чего ещё нет и может быть никогда не случиться. В тревоге намешано много того, что не имеет отношения к текущей реальности. Поэтому от неё можно освободиться с помощью специальных телесных упражнений (тело - это всегда очень про реальность) и разделении того, что сейчас в ваших силах, от того, что вам не подвластно.

Первый шаг на пути к освобождению от тревоги и к тому, чтобы отпустить гиперконтроль, ощущать и отстаивать свои границы и уважать чужие, вы уже сделали - прочитали этот текст и ещё раз задумались на эту тему. Значит, теперь вы сможете лучше опознавать свою тревогу и связанный с ней гиперконтроль, а со временем освоите и практические навыки по освобождению от них.